Безупречный пастор? Это как мания величия!

 10 марта 2015 года в Теологической Семинарии начались традиционные курсы КУИТ. Тема курсов – конфликт. Что такое современный конфликт? Каким способом его можно разрешить? Насколько важна при этом работа пастора? Эти и другие вопросы в беседе с приглашенными преподавателями из Германии. Знакомьтесь, пасторский психолог и супервизор  Курт-Юрген Шмидт и религиозный педагог Карин Людвиг-Брауэр.

- Почему для вас как богословов так важна тема конфликта?
Курт-Юрген Шмидт:
Церковь –  часть этого мира. Мы с вами – творение Божие. Мы – падшие от природы. Мы не живем в раю, все мы – грешные люди. И поскольку мы грешные люди, у нас есть конфликты. Конфликт – это нормальное, я бы даже сказал, типичное явление, характерное для каждого человека. Давайте попробуем разобраться: что такое конфликт, и можно ли  разумно и оптимально его разрешить.
Типичные конфликты (именно о них мы сегодня и говорим)  – это конфликты, которые существуют в частной жизни между мужчиной и женщиной. Как правило, именно женщина, а не мужчина обращается за помощью к пастору. Дело в том, что у женщины есть чувство проблемы, а у мужчины его нет. Женщина приходит к пастору, и получается, что обычный конфликт переносится уже на другой уровень. Церковь всегда имеет отношение к конфликтам и кризисам, которые происходят в жизни

- То есть пастор  в данном случае выступает как психотерапевт?

Курт-Юрген Шмидт: В широком смысле это верно. На протяжении пятидесяти  лет  в  Европе и  в США говорят о пасторальной психологии. Главный ресурс для душепопечительства – это Библия и христианская традиция, но есть и второй, не менее важный: гуманитарная наука. Я убежден, что современный пастор должен быть хорошо образован не только в области теологии, так и в области психологии и психотерапии, и в области социальных наук, поскольку существует много социальных проблем.

- Получается, что в решении типичного конфликта пастор берет на себя очень большую  ответственность. Должен ли он быть при этом безупречен? 

Карин Людвиг-Брауэр: Безупречный пастор? Это… как мания величия. Стремление стать Богом. Что в корне неверно. Первое, чему должен научиться пастор – он не Бог. Он – человек, он живет в обществе, как и  все остальные люди. Да, у него есть особый талант, есть особое поручение: и в соответствии с этим поручением пастор живет, действует, обогащает веру. Пастор объединяет вокруг себя группу людей, он создает некое защищенное пространство, где каждый человек лишен страха, что он может сделать что-то неправильное и его за это осудят. Если пастор будет безупречен, возникнет ли к нему доверие? Вряд ли.

Курт-Юрген Шмидт: Вопрос о безупречности – очень старый вопрос. Им еще занимались в Средние века. Ответ как тогда, так и сегодня звучит одинаково: ни один пастор, ни один священник не может быть безупречен как человек. Но как пастор он должен должным образом исполнять свою задачу. Уже в католической церкви, например, существует правило, что священник, совершивший грех, может преподавать причастие. Поскольку он совершил грех как человек, а не как священник. В протестантских дискуссиях возникло разделение между должностью и личностью – должны ли они друг другу соответствовать. Ответ такой же:  как пастор я не более, чем просто человек.

- Но что, если помощь пастора в конфликте субъективна? Где гарантия, что он поможет, а не навредит?

Курт-Юрген Шмидт: Чем меньше я образован в этой области, тем больше опасность, что я поступлю слишком субъективно. Если я занимался только богословием, и недостаточно знаю гуманитарные науки, психологию, психоанализ, разговорную терапию, я буду давать очень субъективные ответы, которые, скорей всего, не отразят социальную реальность.  И они, конечно, будут очень субъективны. Потому, что у меня не будет никакого методического контроля относительно того, что я делаю. В психоанализе есть такое понятие «проекция»: когда я проецирую свои собственные проблемы на другого человека, и если я  никогда не занимался этим вопросом, то этих проекций вообще не замечу. 
Ключевой момент в душепопечительстве – профессионализм. Пастор, который чувствует свою ответственность, должен учиться не только теологии, но и постоянно получать знания в других областях. От пастора, который изучал богословие,  душепопечительство, я помимо интуиции и богословских знаний ожидаю профессионализма. Профессионализм означает, что в первую очередь я всегда работаю над самим собой. Над моей историей жизни, над моими кризисами, моими собственными конфликтами, над моей личностью. И только потом я занимаюсь проблемами других.  В немецком контексте понятию профессионализма пастора соответствует супервизия. Супервизия – означает, что я как бы сверху смотрю на то, что я сделал, иногда с помощью специалиста, рассматриваю, рефлексирую над тем, что произошло. Цель этого –  понять процесс, понять другого человека и одновременно самого себя в отношении к этому другому человеку. Чтобы в следующий раз все сделать лучше.

- Если говорить образно, то человек, переживающий конфликт, находится в темной комнате. Он не понимает, кто он, что с ним и почему происходит. Вы включаете свет и помогаете ответить на эти вопросы.

Курт-Юрген Шмидт: Мне нравится образ темной комнаты больше, чем образ света. В душепопечительских разговорах речь идет о темном помещении, где другой человек доверяет мне свою жизнь, но что я  о нем знаю? Ничего. В душепопечительстве всегда двое, об одном из них, надеюсь, знаю чуть больше. О себе. Если я работаю над собой, над своей историей, то возможно у меня будет больше понимания и терпения к проблемам другого. Но для этого, повторяю, я должен работать над собой. Я не робот, не машина, я всего лишь человек со своими слабостями, но и со своими возможностями. И в этом есть шанс. 

Карин Людвиг-Брауэр: Я бы добавила, что если кто-то и включает свет, то это Бог. Настоящее доверие возникает тогда, когда пастор уважает самого себя: и как человека, и как пастора. Если ты уважаешь свои проблемы, свои кризисы, то ты будешь уважать слабости и кризисы другого. Вот тогда зажигается свет, и возникает ощущение защищенности:  Бог нас принимает и любит.
Работу над конфликтами лучше всего проводить в группе. Опыт одного – это одностороннее движение. Тебе говорят, как поступить. Ты отвечаешь: «Да. Нет. Никогда». Работа в группе – бесценный и постоянный обмен опытом. Опыт разный, интересный, но в нем есть решение. Это как совместное движение: какое-то время мы можем ехать вместе, в какой-то момент кто-то остановится, выйдет из этого потока, потом снова присоединится. Но все чему-то учатся, развиваются, двигаются дальше. .

Курт-Юрген Шмидт: Есть такой термин «групповая динамика», динамика – это греческое слово, которое изначально означало силу. Сила разрешить конфликт не только у пастора, но у всей группы. В тех отношении, которые возникают. В том жизненном опыте, который каждый привносит.  И вот с этим мы и хотим работать.