Календарь на месяц

см. также день обращения ап. Павла
Пётр получил свое имя от самого Иисуса (Матфей 16:18). Это имя - греческий перевод арамейского "Кифа" = "камень, скала". Правда, это прозвище характеризует не того Симона, который был призван в Вифсаиде вместе со своим братом Андреем, будучи рыбаком. Нет, это прозвище выражает то значение, которое жизнь этого рыбака будет иметь для раннего христианства.
Его история показывает нам нашу собственную неустойчивость: сначала он доверяет себя Господу, а как толко обращает свой взгляд на опасность, он начинает тонуть (Матфей 24:22-26 и параллели); сначала он готов скорее умереть, чем оставить Иисуса, а в следующую ночь он не справляется даже с незначительным вызовом (Матфея 26:69-75 и параллели).
Но потом, в книге Деяний Апостолов, Пётр описывается как руководитель первой общины. Он воспитает с сильной уверенностью, которую уже не так легко сломать, как тогда во дворце первосвященника (Деяния 4:8-20). Сначала он считал, что весть Евангелие обращена лишь к израильскому народу, но событие с сотником Корнилием из Кесарии показало ему, что и язычники имеют право на Евангелие. После этого Пётр выступает за это среди своих иудейских единоверцев.
Но прежде всего язычникам проповедовал Павел. Это произгшло в течение трех миссионерских путешествий за 46-56 годы.
Уже на первом миссионерском путешествии стало понятно, что Евангелие предназначено и для язычников (Деяния 13:14-52). На втором путешествие Павел и его сподвижники получают призвание в Македонию: приди и помоги нам! (Деян 16:9). Теперь Евангелие разносится по всему античному миру. На третьем путешествии Павел долго пребывает в Ефесе и надеется на возможность поехать в Рим. Но до этого ему нужно вернуться в Иерусалим, и собираясь в этот путь, он уже знает, что его там ждет арест (Деяния 20:22-23).
Несмотря на это, ссылаясь на право римского гражданина оправдываться перед императором, он попадает в Рим. Вероятно, там он претерпел мученическую смерть от меча. Неизвестно, успел ли Павел до этого посещать Испанию, как он хотел (Римлянам 15:23-24).
По преданию, Пётр тоже принял мученическую смерть в это время. Поэтому обоих поминают в один день.
Символ апостола Павла - меч, указывающий не только на его смерть, но и на силу Божьего слова, проявившуюся через него (Евреям 4:12).
Символ апостола Петра - ключ по слову Иисуса: дам тебе ключи Цартсва Небесного. (Матфей 16:19)

 

Третье воскресенье после Троицы в каком-то смысле представляет собой продолжение второго воскресенья после Троицы. Снова речь идёт о пире, только теперь о распростёртых объятиях, встречающих того, кто уже давно приглашён. Если доверять словам этого чтения, то мы приближаем Царство Божие не только своими молитвами и проповедями, но и своими трапезами. Потому что именно в том пире, на который отец приглашает обоих сыновей, любовь, прощение, оправдание по благодати становятся конкретными.
"Он принимает грешников и ест с ними" (ст. 2) - это самый большой и самый прекрасный упрёк, который Иисусу пришлось выслушать. Трапеза - не только образ. Иисус конкретно и телесно имеет общение с нами, "мытарями и грешниками", за Трапезой.
Притчи о "потерянном" или история о Закхее ясно подчёркивают то, что Бог это "потерянное" спасает. О том же говорит и ветхозаветное чтение, причем одновременно призывает к покаянию. Мы не можем больше ссылаться на тот незрелый виноград, который ели отцы.
А чтение из Послания проводит христолоическое определение этого: Иисус пришёл "спасти грешников".
Прекрасным образом это спасение от грехов описывается во вводном псалме: "как далеко восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши".  

 

В 14 веке папа Урбан VI ввел этот церковный праздник, который уже отмечали в народе. Лютеранская Церковь сохранила этот праздник, но он был подзабыт, хотя его история занимает пространное место в Евнагелии от Луки: оно рассказывает о том, как Мария ходила в гости к своей родственнице Елизавете, единственной женщине, которой Мария могла довериться после слов ангела. В этой связи до нас дошла Песнь Марии (Лука 1:39-56).
Из слов, сказанных при этой встрече, вместе со словами ангела при благовещении возникло "Ave Maria": "Радуйся, Мария, благодати полная, Господь с Тобою, благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего Иисус". Это "ангельское приветствие" стало одной из молитв Церкви, однако было полностью отвергнуто в протестантской среде как "католическое", так как здесь недалека угроза возможного поклонения Марии наряду с Богом.  Поклоняться можно лишь триединому Богу, и протестантская Церковь права, когда крепко держится этого. Возможно, по этой причине этот день и отступил на задний план в протестантской среде.
Но отвергать по этой причине посещение Марией Елизаветы - неправильно. Мы тогда должны перепроверить свое собственное отношение к Священному Писанию. Кроме того, Ангельское Приветствие - не молитва, а обращение, и по нему мы видим, какое почитание мы можем отдавать Марии; все эти слова взяты из Священного Писания.
Литургический цвет дня посещения Марией Елизаветы - белый, так как это - праздник в честь Христа.

 

"Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд" - чтение из Евангелия явно связано с чтением на предыдущее воскресенье. Как может выглядеть такое милосердие, показывает чтение из Ветхого Завета - Бытие 50:15-21. Здесь проявил милосердие брат, принял, приютил и угостил потерянных братьев. Эта история показывает и то, что для этого ему пришлось прыгнуть выше головы. "Не бойтесь, ибо я боюсь Бога". Он не может судить братьев, потому что не может посягнуть на роль Бога - это понимание, по всей видимости, пришло к нему не сразу. Его сначала нужно достичь и принять. Если брат пытается судить брата, то это всегда грешник, судящий грешника. На это указывает и апостол Павел в чтении из Послания на это воскресенье - "сильные" и "слабые" в вере не вправе судить друг друга. А презирать - тоже значит судить.
Положительно совместную жизнь в этой общине грешников описывает стих на неделю. Мы призваны не судить, а носить бремена друг друга.

 

Пятое воскресенье после троицы снова касается общины, в этот раз - их ответа на Божий призыв. Кажется, что следовать за Иисусом - так просто, так сложно, так нелепо - потому что мы не совсем понимаем, что это вообще означает. Чтения на это воскресенье покажут нам путь.
"Отплыви на глубину" - Кто рискует, тот может потерпеть поражение. Кто не рискует, точно потерпит поражение. По крайней мере, так обстоит дело с "ловцами человеков", каким Симён Пётр назначается в конце этой истории - "оставили всё и последовали за Ним". Встречи с этим Иисусом по-любому - рискованное дело. Апостол Павел хорошо с этим знаком. В чтении на послание на этот день (1 Коринфянам 1:18-25) он рискует всею "модростью мира" ради безумного "слова о Кресте". Так же, как Пётр и его коллеги поступили против всякого опыта, давая Иисуса убедить себя закинуть сети еще раз, так и вера "в распятого Христа" - это надежда и действие, противоречащие всякому опыту - и все же опыт подтвердит их, как показывает пример рыбаков. Ибо в конце концов Божья сила и мудрость окажутся сильнее всякого опыта специалистов, которые с "научной" достоверностью могут объявить: рыба давно оттуда ушла. Авраам, о котором рассказывает ветхозаветное чтение, отправляется в путь из своей родины, в возрасте 75 лет, по одному слову Господа. Это ещё один пример такого опыта с опытом.

 

Шестое воскресенье после Троицы сосредоточено на крещении как на начале новой жизни - подобно как и первое воскресенье после Богоявления.
Характер этого воскресенья определяется не в первую очередь чтением из Евангелия - послепасхальным поручением Иисуса научить и крестить народы - а чтением из Послания к Римлянам 6:3-8(9-11). А Павел не облегчает нам задачу в своей речи о крещении: он сообщает нам, что крещение - это праздник похорон. Хоронят "ветхого" человека, раба греха. Ибо только тот, кто умирает со Христом, становится свободным для новой жизни. Трудно проповедовать это, когда у купели стоят родители с малолетними детьми! На первый взгляд, проблем меньше с ветхозаветным чтением: "не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему; ты Мой!" Однако второй взгляд показывает, что и здесь - где речь идет об искуплении Израиля - смерть и жизнь стоят бок о бок: речь о реках и об огне, а также о той цене, которую другие народы заплатят за спасение Божьего народа. Не только проповедовать об этом трудно, но и молиться, но все же молитвы на этот день помогают нам разглядывать тайну Крещения.
Можно сказать, что шестое и седьмое воскресенье после Троицы - это "воскресенья Таинств", так как в них помнят о крещении и Причастии в их значимости для жизни христиан.